Создать свое частное охранное предприятие вполне по средствам любому московскому менеджеру среднего звена — было бы что охранять. Но прилично заработать на охране чужого добра владельцу маленькой конторы с десятком бойцов в штате вряд ли удастся. За 15 лет существования лидеры охранного дела превратились в крупные холдинги с региональными представительствами. Они и снимают сливки на этом специфическом рынке.

Купить уже готовое частное охранное предприятие (ЧОП) — не проблема. Нередко их продают юридические фирмы — в интернете десятки таких объявлений. Например, на своем сайте компания "Ольмакс" предлагает купить "готовый ЧОП с лицензией за 85 тыс. руб.", а "Акмарин" продает ЧОП "Тайпан" с "сайтом и печатью реестровой". Цена — 100 тыс. руб., торг уместен.
"На рынок частных охранных услуг можно войти всего с 50 тыс. руб. при условии, что у охранников не будет огнестрельного оружия — только дубинки и наручники",— говорит президент группы компаний "Баярд" Николай Краюшенко. Но что вы будете делать с таким ЧОПом?

Можно, конечно, получить заказ от директоров соседней школы и магазинчика. Однако годовой оборот фирмы менее чем с полусотней сотрудников вряд ли превысит 10 млн руб., и хорошо, если удастся сработать не в убыток. Впрочем, некоторых малых охранных предпринимателей устраивает и низкая рентабельность. Малые составляют около 80% контор на рынке, по оценкам господина Краюшенко. Однако многие маленькие ЧОПы — это "карманные" конторы, то есть фактически — собственные службы безопасности предприятий, выведенные за штат. Большой охранный бизнес в России — это предприятие с 1-1,5 тыс. сотрудников и оборотом порядка $30 млн в Москве и втрое меньше — в регионе. У них уже и огнестрельное оружие, и услуги личных телохранителей, и группы оперативного реагирования. А главное — связи с силовиками. Они позволяют ЧОПу защитить заказчика от милицейской, налоговой проверки или же от "наездов" других охранных фирм — например, во время корпоративных войн.

Силовики-частники

Начало негосударственной охранной деятельности в России положил принятый в 1992 году федеральный закон "О частной детективной и охранной деятельности в РФ". Кооператоры, нуждавшиеся в услугах крепких парней, появились, конечно, раньше. Тогда охранников, правда, если и оформляли в фирму, то в лучшем случае вахтерами или сторожами. Сразу после выхода закона по всей стране, согласно данным МВД, появилось 576 ЧОПов. На следующий год их было уже 4530, а в 1994 году — 6600. На 1 января 2007 года в России зарегистрировано 21 768 ЧОПов и 4110 служб безопасности. В столице сейчас 4700 ЧОПов.

"15 лет назад создать охранную фирму было сложнее, чем сейчас,— вспоминает Елена Андреева, президент ЧОП "Агентство ’Бастион’".— Получить тогда удостоверение на каждого охранника стоило $700, сейчас — копейки. В те годы мы не могли иметь собственного оружия: пистолет Макарова можно было брать в аренду на три года за баснословные 45 тыс. руб., при этом на двух лицензированных сотрудников выдавался только один пистолет. Одна лицензия на создание ЧОПа стоила тогда не меньше $5 тыс. Позже предприятиям разрешили иметь огнестрельное оружие — пистолет Иж-71 (цена — $100)".

Но потребность в профессиональной и, что немаловажно, вооруженной охране в постперестроечные времена была так высока, что многие предприниматели деньги на создание ЧОПов находили. Елена Андреева признается, что организовала "Агентство ’Бастион’" в первую очередь для обеспечения безопасности собственного бизнеса: "А кто бы ее еще обеспечил?"

В департаменте государственной защиты имущества (ДГЗИ) МВД корреспонденту "Денег" рассказали, что "в первые пять лет существования многие ЧОПы были инструментом бандитских разборок, и лишь с 1998 года, когда заработал административный ресурс, началась кристаллизация рынка". С такой оценкой согласен Сергей Гончаров, глава Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора "Альфа", депутат Мосгордумы: "Охранный бизнес изменился после кризиса 1998-го, когда бандиты пошли в законопослушные банкиры. Отпала нужда отстреливать друг друга — эффективнее стало нанимать для так называемых наездов государственные структуры. Поэтому об истинной цивилизованности в этой сфере говорить еще рано".
Кризис изменил и состав заказчиков услуг ЧОПов: Елена Андреева рассказывает, что ее предприятие потеряло много клиентов из числа экспортно-импортных фирм. Отчасти потерю восполнили приподнявшие голову отечественные производители. Постепенно менялся и характер услуг, которые предоставляли ЧОПы. "Поначалу охранные предприятия ограничивались обеспечением безопасности стационарных объектов и перевозимых грузов: в середине 1990-х, когда на дорогах страны было неспокойно, эта услуга была особенно популярна,— утверждает Николай Краюшенко.— После 1998 года начала набирать обороты экстренная помощь клиенту в кризисной ситуации за ежемесячную абонентскую плату". Под экстренной помощью подчас подразумевались самые нестандартные действия.
 
Безопасные услуги

По данным Ассоциации индустрии безопасности (АИБ), в России в 2006 году было оказано охранных услуг на $5,4 млрд. Сами игроки рынка, как правило, в оценках поосторожнее. "По моим данным, объем рынка охранных услуг в России не превышает $3 млрд,— говорит Николай Краюшенко.— Половина этой суммы приходится на Москву и Подмосковье". Разница в цифрах — результат того, что АИБ учитывает не только деятельность собственно ЧОПов, но и структур МВД, оказывающих коммерческие охранные услуги, а также оборот рынка технических средств безопасности и детективных услуг.

ЧОПам разрешено законом оказывать лишь пять видов услуг: защищать жизнь и здоровье граждан, их имущество, проектировать и устанавливать разные виды сигнализации, консультировать клиентов и обеспечивать порядок в местах проведения массовых мероприятий.

Самой востребованной услугой остается охрана стационарных объектов. Согласно исследованию компании "Михайлов и партнеры", на нее приходится около 70% всей охранной работы. "В 1993 году, когда было создано мое предприятие, эта услуга обходилась клиентам в среднем в $4,5 в час, сейчас отдельные предприятия готовы работать и за $3. Нетипичная ситуация на фоне всеобщего подорожания",— сетует Елена Андреева. Рентабельность самой популярной охранной услуги не превышает 20%. По просьбе корреспондента "Денег" госпожа Андреева подсчитала приблизительный доход ЧОПа с полусотней сотрудников в штате, работающего в сфере охраны стационарных объектов: "При ставке $3 в час клиент заплатит за месячное круглосуточное дежурство одного поста $2,2 тыс. Основные расходы владельца ЧОПа на содержание этого поста — это зарплата охранников (минимум $1050 на троих сотрудников с графиком работы сутки через двое). Себестоимость увеличивает зарплата администрации ЧОПа (скажем, еще четыре человека по $1000 в месяц каждый), аренда офиса, коммуналка, налоги, страховка, связь и форма для охранников. Плюс обслуживание оружейной комнаты, включая обязательную установку трехуровневой сигнализации и тревожной кнопки, которые обслуживает вневедомственная охрана МВД ($500 в месяц). В итоге чистая прибыль хозяина охранной фирмы составит не более $400 с поста. Если в конторе полсотни охранников, это 17 постов. То есть всего $6800 ежемесячной прибыли от предприятия".

Сопоставима по доходности охрана грузов при их перевозке. А вот пультовая охрана, которая в последнее время набирает обороты, выглядит на этом фоне золотой жилой.

"На третье место по востребованности после охраны объектов и грузов выходит пультовая охрана,— утверждает Николай Краюшенко.— Ее рентабельность может достигать и 100%: ведь для обслуживания 50 объектов требуются всего два охранника и один автомобиль, если речь идет о Москве. В регионах те же два человека могут обеспечивать безопасность 100 объектов. В последние годы даже стали появляться крупные компании, специализирующиеся исключительно на этом виде охранной деятельности, что свидетельствует о ее перспективности. Хотя основные игроки рынка все-таки предоставляют клиентам весь спектр услуг, разрешенных законом".

Впрочем, пультовая охрана требует инвестиций в десятки тысяч долларов на создание центра мониторинга, куда стекаются сигналы с подключенных к пульту объектов. Кроме того, в этом сегменте любой ЧОП, даже крупный, проигрывает по широте охвата и скорости реагирования вневедомственной охране — у нее только в столице две сотни экипажей во всех районах (подробнее о технических системах безопасности см. "Деньги" #10 от 19 марта 2007 года).

Любопытно, что в качестве приоритетного направления ни один эксперт не выделил такую киношную сторону деятельности ЧОПов, как личная охрана. "В первой половине 1990-х телохранитель был необходим едва ли не каждому успешному коммерсанту,— говорит Николай Краюшенко.— Потом правоохранительным органам удалось разобраться с молодчиками, которые ’выясняли вопросы’ при помощи утюгов. Сейчас многие отказываются от услуг телохранителей, и атлеты в черных костюмах играют на имидж, не более того". Впрочем, телохранителей никто не отменял. Как отметила Елена Андреева, если клиент обращается в ЧОП, когда ему угрожает реальная опасность, сумма договора возрастает — но не за риск, которому подвергаются телохранители, а за счет увеличения объема работы. "Если человек решает нанять телохранителя, очевидно, что у него возникли проблемы,— подчеркивает Николай Краюшенко.— Однако непременное условие сотрудничества с ЧОПом — рассказать ему всю правду. Если же выяснится, что мы охраняем человека от неких бандитов, а на самом деле за ним гоняется милиция, договор расторгается".

Господин Краюшенко констатирует закат еще одного вида работы, некогда прибыльного,— консультирования клиентов.

"В 1992-1998 годах, когда предприниматели пытались освободиться от влияния криминала, доходы от консультаций, как избавиться от ’наездов’, были сопоставимыми с выручкой от охраны объектов,— вспоминает предприниматель.— А сейчас в серьезных вопросах советовать и отвечать за свои слова может скорее МВД, чем ЧОП. А чтобы избавиться от налоговых претензий, лучше выйти на конкретного налоговика".

Впрочем, в корпоративных войнах ЧОПы, как и прежде,— непременные участники. Успех в них зачастую оказывается на стороне тех бизнесменов, кто сумел, пока тянутся суды, установить физический контроль над предприятием и провести в кабинет гендиректора своего человека. Услуги ЧОПа здесь не то что неоценимы — просто дороги. "В зависимости от стадии конфликта стоимость консультации может варьироваться от $1 тыс. до $50 тыс.,— рассказывает Елена Андреева.— Но если пять лет назад приходилось участвовать в разрешении конфликтов между директорами и собственниками предприятий, то сейчас предметом консультаций чаще всего становится захват одних компаний другими".

Госпожа Андреева употребляет термин "консультации": о силовом способе решения споров хозяйствующих субъектов владельцы ЧОПов, понятно, говорят неохотно.

Дмитрий П., проработавший год в одном из крупнейших ЧОПов с филиалами по всей России, рассказал, что участие его коллег в защите интересов заказчика при акционерных войнах было приоритетным направлением работы агентства.

"У нас была группа Б, в которую входили обычные охранники, которые дежурят на объектах, и группа А, состоявшая из бывших спортсменов силовых видов уровнем не ниже кандидата в мастера, и ветеранов-чеченцев,— рассказывает Дмитрий, в прошлом занимавший призовые места на российских чемпионатах по кикбоксингу.— Мне сразу положили зарплату $1000 — втрое больше, чем обычным охранникам, которые боялись даже в зал заглянуть, где мы тренируемся". Вступительный экзамен в группу А заключался в прохождении теста Купера, состоящего из тяжелых физических упражнений, после которого кандидат должен был еще выдержать поединки с двумя коллегами — почти без ограничений в правилах. График был такой: день тренировок, день работы, день отдыха. Была и теоретическая подготовка — в основном анализ видеофильмов об операциях ведущих мировых спецслужб. Воплотить усвоенную науку захвата объектов Дмитрию не пришлось, "хотя парни рассказывали, что им приходилось". Он ушел из агентства после того, как поучаствовал в недельной операции по защите неких крупных акционеров от их конкурентов, после чего конкуренты добились возбуждения против подопечных Дмитрия уголовных дел, и жареным запахло для самого охранника.
Как бы ни был силен сотрудник ЧОПа, преимущество все равно останется за теми, кто дружен с силовиками.

Люди из системы

"Еще в начале 1990-х ЧОПы создавались теми, кто до этого охранял интересы государства,— например, офицерами КГБ, который планомерно уничтожали в течение нескольких лет",— рассказывает депутат-альфовец Сергей Гончаров.

"ЧОПы и сейчас создаются в основном людьми, имеющими отношение к силовым структурам,— уверяет Михаил Савушкин, заместитель генерального директора Ассоциации организаций негосударственной системы безопасности города Москвы.— Просто так попасть на рынок практически невозможно. Если человек со стороны решит заняться частным охранным бизнесом, проверка всех необходимых документов затянется. Будет выясняться, откуда взялись деньги на создание этого ЧОПа, какие цели преследуются при его создании. Хотя, согласно законодательству, создать ЧОП может любой желающий".

Подчеркнуть свои связи с госструктурами охранные фирмы часто стремятся даже в своих названиях — ведь иногда одно только правильное имя молодой конторы позволяет привлечь клиентов. Тем более что использовать в названии организации слова "Альфа", "Щит" или "Вымпел" закон не запрещает никому. "’Альфа’ — это имя, которое знают все,— комментирует ситуацию ветеран ’Альфы’ Гончаров.— И мы — те, кто имеет отношение к настоящей ’Альфе’, не можем запретить его использовать". Список ЧОПов, организаторы которых действительно не чужды "Альфе", по словам господина Гончарова, перечислен только на сайте ассоциации alphagroup.ru. Однако интернет пестрит предложениями услуг десятков других альфовцев-самозванцев.

Впрочем, лидерами рынка все же становятся бизнесмены, не утратившие рабочих контактов с силовиками. Основные — "Альтернатива-М", "Оскордъ", "Шериф", "Аллигатор" и т. п.— определились уже к 2002 году. Укрупнение компаний продолжается: у крупной фирмы издержки, скажем, на зарплату менеджеров и аренду офиса не намного превышают аналогичные расходы мелкой конторы, зато клиентская база и, соответственно, оборот — куда больше.

Лидеры рынка — это не просто фирмы-одиночки, а группы компаний.

"Если не говорить о ’карманных’ ЧОПах, созданных под конкретное предприятие, то единственный способ удержаться на плаву и добиться высокой рентабельности — это расширение бизнеса,— уверен директор департамента по работе с персоналом ОСБ ’Оскордъ’ Тимур Кармазин.— Например, в группу компаний ’Оскордъ’ входит пять ЧОПов, имеющих общих учредителей. Сейчас только в Москве и области работают около 2 тыс. наших охранников". Государственное же регулирование деятельности ЧОПов, похоже, только на руку крупным игрокам.

Победитель получает все

"Насколько я знаю, МВД рассматривает вопрос об увеличении суммы уставного капитала ЧОПов до 3 млн руб.,— делится Николай Краюшенко.— Это приведет к резкому снижению числа предприятий. Пока этого не происходит: хотя ЧОПы подвергаются постоянному административному давлению и рискуют быть закрытыми, их владельцы регистрируют несколько охранных предприятий ’про запас’. Если же уставный капитал каждого резко увеличится, схема работать перестанет".

Другой рычаг госдавления — система подготовки охранников. Только в Москве, по данным МВД, 190 тыс. частных охранников, имеющих удостоверение, которое дает право на ношение огнестрельного оружия и спецсредств. По всей стране таких специалистов более 700 тыс. Согласно милицейской статистике за прошлый год, в России функционирует свыше 400 негосударственных образовательных учреждений, в которых готовят будущих чоповцев (каждая десятая такая школа — московская). Однако с 2005 года лишь в пяти московских школах можно сдавать экзамены, позволяющие получать удостоверение охранника: в НОУ "Нукер", НОУ "Профессионал", НОУ ЦСП "Родон", Автономной некоммерческой организации "Школа частных охранников СПК", НОУ "Учебно-тренировочный центр ОАО ’Газпром’". Подобные школы есть и в регионах — по оценке Николая Краюшенко, не более двух на каждый субъект федерации.
Удостоверения, без которых чоповцу пистолета не видать, по итогам экзаменов в уполномоченных школах выдают сотрудники МВД. Руководители небольших ЧОПов восприняли это нововведение как давление госорганов на частный охранный бизнес.

Лидеры рынка смущены куда меньше. У них, как правило, есть свои школы, где можно обучить сотрудника, а уж заодно решить вопрос об удостоверении.

Госорганы, конечно, в первую очередь блюдут свои интересы. Скажем, согласно столичному закону "О лицензировании и декларировании розничной продажи алкогольной продукции" от 20 декабря 2006 года, московские клиенты ЧОПов, имеющие в продаже алкоголь (рестораны, бары, магазины), были вынуждены расторгнуть заключенные ранее контракты — необходимым условием для получения лицензии на торговлю стало наличие "действующего договора на охранные услуги с управлением вневедомственной охраны при ГУВД г. Москвы".
"Ограничения вводились и раньше. Решение запретить ЧОПам охранять аэропорты было принято после терактов в самолетах, вылетевших из Домодедово, и хотя бы сопровождалось разъяснительной работой,— говорит президент АИБ Игорь Филоненко,— а вот ’алкогольное’ решение стало полной неожиданностью".

Следующими на очереди, переживают владельцы ЧОПов, могут стать школы и больницы: законодатели уже прикидывают, не посадить ли и там сотрудников МВД. Денег на это потребуется немало: пост чоповца обходится школе в 25 тыс. руб., а на сотрудника ФГУП "Охрана" придется тратить вдвое больше. Впрочем, в Тульской области, скажем, требуемую сумму уже нашли — соответствующее соглашение между обладминистрацией и милиционерами подписано в начале марта.

Возможные ограничения ударят по малым ЧОПам. И, вероятно, остановят рост рынка, в результате которого профессия охранника стала одной из самых популярных в стране. Сейчас Россия, утверждают в АИБ, занимает четвертое место в мире по объему частных охранных услуг. Если от США с их оборотом в $52 млрд мы отстаем на порядок, то с Великобританией ($10,2 млрд) и Германией ($7,4 млрд) наши объемы сопоставимы.

Эксперты АИБ связывают перспективы рынка с присоединением России к ВТО: тогда МВД, полагают они, придется если и не покинуть рынок коммерческих услуг безопасности, то хотя бы "снять искусственные ограничения, которые не дают ЧОПам нормально развиваться". Впрочем, не исключено, что до этого большинство мелких ЧОПов вряд ли доживут. Свои позиции укрепят разве что крупные холдинги — благодаря дружбе с тем же МВД.

02.04.2007

Олег Хохлов

Источник: журнал «Деньги»