Некультурно! Страшно! Негигиенично! А что с этим делать потом? Тысячи людей одинаково отрицательно относятся и к татуировкам, и к пирсингу. Но есть те, кто считает их уникальным украшением, за которое не грех отдать приличные, а порой и неприличные деньги!

Конечно, делать татуировки и дырки в ушах и других частях тела — не пирожки продавать. Все-таки бизнес довольно специфический. Сегодня им, в основном, занимаются энтузиасты-любители и художники, для которых это не просто источник заработка, но и определенное жизненное призвание. Специализированных салонов татуировки и пирсинга в России не более тридцати: пятнадцать в Москве, около семи в Петербурге и несколько в крупных городах. «На мой взгляд, в России настоящего бума пока не было, — говорит Андрей Скиф, владелец студии «Терра Скифика», — так что, возможно, повальное увлечение татуировкой нам еще предстоит!» При этом многие мастера работают в домашних условиях и обслуживают свой, ограниченный круг клиентов. И все же примеров коммерческого подхода все больше, тем паче что кабинет татуировки и пирсинга при косметическом салоне может не только стать ярким конкурентным преимуществом, но и приносить отдельный существенный доход. Разумеется, профессионалы скажут вам, что кабинет при косметическом салоне — это уже «не то», истинные ценители тату пойдут в специализированный салон. Но, как показывает практика, значительную долю заказов составляют именно небольшие декоративные татуировки, выполненные в косметических целях. Кроме того, все большей популярностью пользуется услуга перманентного макияжа.

Но какую бы форму ни принял ваш бизнес, будет это отдельное заведение или кабинет при косметическом салоне, вам непременно придется обзавестись консультантом, который легко ориентируется в этой среде, хорошо знает все нюансы бизнеса и сам является профессиональным мастером. Это первое и обязательное условие! Ведь ни в какой литературе о том, как грамотно открыть тату-салон, вы сегодня не прочитаете, а сами, если никогда не были близки к этой культуре, — не научитесь.

С любимыми не расставайтесь

— Сейчас интерес к татуировке становится массовым, — говорит Константин Михайлов, один из организаторов студии «Экстрим Арт» и ежегодного фестиваля татуировки и пирсинга в Петербурге. — К сожалению, это даже стало модным явлением. К сожалению — потому что очень многие, в силу недостатка информации, подходят к татуировке как к чему-то модному, временному, к тому, что можно изменить, как прическу или цвет ногтей. Приходится объяснять, что татуировка — это на всю жизнь. И — не просто украшение…

Так или иначе, но рынок тату в России растет и будет увеличиваться с каждым годом. Главное, татуировка перестала восприниматься обществом как элемент субкультуры, признак маргинальности. Потому-то и клиенты студий татуировок — уже вовсе не припанкованная молодежь, пузатые байкеры или лысые эмансипированные девицы. Сегодня основные клиенты студий татуировки и пирсинга (около 50%) — мужчины в возрасте 25-35 лет со средним или высоким уровнем достатка. Они наносят изображения на предплечье или спину не всегда исключительно из косметических соображений, часто они хотят татуировку «со смыслом». Так же довольно часто приходят молодые девушки, которые хотят украсить свои бедра или плечи небольшой изящной розочкой, вензелем или иероглифом. Отдельный поток клиентов — женщины старше тридцати, записывающиеся на перманентный макияж, и мужчины, которые просят «закрыть» кривую синюю армейскую татуировку, наколов поверх нее новую, цветную и красивую.

— В первый раз люди приходят делать татуировку по самым разным причинам. Кто-то у кого-то увидел и тоже захотел украсить тело. Другой перенес психологическую травму и хочет таким образом избавиться от нее. Кому-то хочется обновления — телесного, духовного — через боль. А для кого-то это может быть серьезным и наполненным смыслом событием, — говорит Андрей Скиф («Терра Скифика»).

Кажется, что бизнес на татуировках не выгоден потому, что одному клиенту можно сделать только одну татуировку и только раз в жизни. Но это не совсем так. Во-первых, примерно 10% клиентов возвращаются за новыми и новыми тату. А, кроме того, любая татуировка через 10-12 лет бледнеет, размывается. В общем, требует «обслуживания». Конечно, 10 лет — это совершенно заоблачный срок для существования небольшого бизнеса. Впрочем, те, кто начинал работать семь лет назад, возможно, скоро ощутят приток старых клиентов.

«Не забуду мать родную»

Профессиональная татуировка никак не связана с тюремной атрибутикой, службой в армии, религиозными, мистическими сектами и рок-н-рольной культурой. Татуировщик — это художник, и то, что он делает, должно быть предметом искусства. А дальше каждый сам выбирает, нравится ему такое искусство или нет. Лояльность к татуировке в нашей стране растет, поэтому спрос на нее, особенно среди молодого, подрастающего поколения будет увеличиваться. По сути, всякий, кто сегодня увлекается пирсингом, является потенциальным претендентом и на татуировку.

— Кстати, бывают даже семейные абонементы, — смеется Константин Михайлов («Экстрим Арт»). — Сначала зайдет дочка проколоть пупок. Потом мама — тоже что-нибудь проколоть. А потом уже подтягивается и отец семейства — «закрывать» старую армейскую наколку.

Помимо татуировки и пирсинга (сегодня прокалывают не только уши, а также носы, языки, брови, пупки), студия может оказывать массу других услуг. Это, во-первых, крайне популярный сегодня перманентный макияж. Для тех, кто не знает: это нанесение татуировок на лицо с целью, например, подчеркнуть контуры губ или уголки глаз. В Европе это воспринимается как корректирующая процедура, но в России перманентный макияж понимают более грубо: «Сделайте так, чтобы никогда не надо было красить губы и брови!» Во-вторых, альтернативой обычной татуировке может стать татуировка из хны — она держится несколько недель, что может стать для кого-то существенным аргументом. Кроме того, сегодня доступны специальные краски, которые видны только в лучах ультрафиолета. Подобные татуировки хороши для тех, кто днем в офисе хочет выглядеть прилично, а ночью, в развлекательном клубе, — отрываться по полной. Наконец, все салоны, как правило, рекомендуют своим клиентам боди-арт (рисование на теле). Тело расписывают специальными безопасными красками, которые легко смываются. Такая услуга может стать очень популярной, если правильно продвигать ее и подробно информировать о ней потенциальных клиентов. Это отличная идея костюма для карнавала, похода в модный клуб, презентации или промо-акции. Кроме того, салоны предлагают скартинг (художественное нанесение шрамов) и совсем уж экзотическую процедуру имплантации. Зарабатывают они и на продаже оборудования и материалов для татуировки, украшений, сувениров, всяческих безделушек. А ведь можно еще — и на обучении искусству татуировки!

Прикинем в уме

Подсчитать затраты на открытие собственной студии татуировки и пирсинга нетрудно: по сути, выложиться придется только на аренду и ремонт помещения. Само помещение должно располагаться в доступном и людном месте, поскольку, например, на пирсинг люди часто заходят спонтанно, без предварительной записи. Ремонт и аренда площади в 25-50 кв. м в каждом городе выльются в разные деньги, так что общую сумму назвать сложно. Но очевидно, что помещение понадобится небольшое и будет стоить не слишком дорого. Громадного количества специального оснащения для студии также не потребуется: профессиональная машинка — около 300 долларов, оборудование для стерилизации — максимум 1 000, процедурное кресло — что-то в районе 500 долларов, а инструменты для пирсинга стоят вообще копейки — от 50 долларов. Кроме того, необходимо предусмотреть затраты на кассовый аппарат и компьютер, а так же на покупку так называемых «флеш сетов» — наборов эскизов для тату, что может обойтись почти в 1 000 долларов. Первоначальная закупка красок, материалов, украшений, химии для стерилизации и дезинфекции может потребовать при известной оборотистости не более тысячи долларов. По признанию владельца одной из студий, он открыл свой бизнес в 1998 году в Санкт-Петербурге со стартовым капиталом в 8 000 долларов.

Эту небольшую сумму вложений вполне можно окупить за пару лет работы, тем более что, по мнению экспертов, оборот хорошо раскрученной студии, предлагающей весь спектр услуг, связанных с татуировкой, может составлять до 10 тысяч долларов в месяц. Но пока многие владельцы тату-салонов утверждают, что мастера загружены не полностью и готовы принять гораздо большее число клиентов.

Идеальный формат для работы — это два процедурных кресла и три человека, которые постоянно присутствуют в салоне: мастер по татуировке, мастер по пирсингу и администратор. Цены на татуировки начинаются от 50-70 долларов — за самые небольшие изображения, тогда как цена средней татуировки составляет около 200. Несколько раз в год могут выпасть и крупные заказы — под несколько тысяч долларов, однако делать ставку на них было бы ошибкой.

Цены на пирсинг колеблются сегодня от 15 до 100 долларов — в зависимости от сложности операции и стоимости украшения, которое, чаще всего, покупается здесь же, в салоне. Наценка на украшения при работе с прямым поставщиком может доходить до 100%. Мастера получают от 30 до 60% от стоимости заказа. В общем виде прибыль студии примерно на 45% формируется из продаж услуги татуировки, на 35% — пирсинга, и на 20% из всего остального (продаж оборудования, украшений, сувениров). При этом около 70% клиентов приходят в студию за проколом (пирсингом), а около 30% — за наколкой (тату). Всего в сезон средняя загруженность студии составляет примерно 100 клиентов в месяц.

Сезонность, к слову, отражается на тату-бизнесе самым непосредственным образом: основной наплыв клиентов приходится на весну, лето и первые месяцы осени, несмотря на то, что ультрафиолет довольно вреден для кожи в первое время после нанесения татуировки. Вот почему многие студии зимой простаивают практически без работы, исключение составляет лишь услуга перманентного макияжа, которая востребована и зимой.

Кроме ежемесячной оплаты помещения, жалованья мастерам, администратору, приходящему бухгалтеру, не следует скупиться на рекламу. Конечно, сарафанное радио и личные связи мастеров дают определенное количество работы, но добиться стабильности можно только с помощью рекламы. Зато затраты на материалы очень небольшие — не более 10% от стоимости заказа.

Процедурный кабинет

Ни в каких законах и нормативных документах вы не найдете требований, которым должны соответствовать студия или кабинет татуировки. Такой категории в нормативных актах просто не существует. Конечно, избежать встреч с представителями СЭС не удастся, но перед инспектором обязательно встанет дилемма: как классифицировать вашу деятельность. В результате непродолжительного размышления чиновник придет к выводу, что помещение должно соответствовать требованиям, предъявляемым либо к парикмахерскому салону, либо к процедурному кабинету.

Как показывает практика, имеет смысл попытаться помочь представителю СЭС в непростых раздумьях и, прибегнув к различным риторическим приемам, а также используя многообразные теории аргументации, доказать ему, что студия тату — заведение не более сложное, чем парикмахерская, и уж никак не похожа на «процедурный кабинет». Это существенно упростит дальнейшее общение с СЭС: по крайней мере, сократит количество требований к помещению, персоналу и уменьшит число проверок. Даже если не удастся прикинуться парикмахерской, по опыту владельцев тату-салонов, инспекция заявляется нечасто: и взять особо нечего, да и вообще страшновато…

Поскольку такого вида деятельности как татуировка — нет, то официально не существует и профессии татуировщика. Соответственно, не нужна и лицензия на эту деятельность. Правда, для того чтобы предлагать также и процедуру пирсинга, лицензия все-таки потребуется, хотя и здесь много путаницы. Однако лицензию на прокол ушей пистолетом получить несложно, и условия, предъявляемые здесь, легко выполнимы. Как бы то ни было, общая сумма затрат на получение всех лицензий, разрешений и согласований невелика с учетом всех официальных и неофициальных расходов, и никто пока всерьез с откровенным сопротивлением не сталкивался.

Конечно, никто не застрахован от капризов местных проверяющих инстанций: могут потребовать, чтобы некоторые операции проводили люди с медицинским образованием, могут вообще запретить делать какие-то процедуры. Но эти вопросы всегда можно решить: ведь прокалывают не только уши, но и пупки, носы, языки и другие части тела. Точно так же и перманентный макияж может, с точки зрения инспекторов, оказаться довольно опасным. Тем не менее, профессионалы говорят, что пока эта услуга гораздо качественнее выполняется мастерами татуировки, а не специалистами косметических салонов. В общем, чтобы минимизировать конфликты с СЭС, достаточно просто здравым образом подходить к организации всего процесса: следить за чистотой помещений, использовать одноразовые перчатки и иглы, применять сертифицированные средства дезинфекции, а также потратиться на оборудование для стерилизации инструментов.

Что касается юридической формы организации, то салон может принадлежать индивидуальному предпринимателю, что позволяет сэкономить на банковском счете и частично на бухгалтере, хотя удобнее все-таки работать в качестве ООО.

Высоко моральный бизнес

Как ни странно, именно на такой формулировке настаивают владельцы многих салонов татуировки и пирсинга. В среде профессионалов существуют довольно жесткие моральные установки, которым стараются следовать все участники рынка: кроме ответственности за здоровье, что предполагает соблюдение всех санитарных норм при работе, мастера стараются предостеречь клиентов от необдуманных, спонтанных решений.

— Если мы видим, что человек не понимает всей серьезности процедуры татуировки, того, что татуировка — это след, который будет с ним всю его жизнь, мы стараемся объяснить ему это, а если надо, то и отговорить. Именно поэтому не оказываем никаких услуг (даже пирсинга) лицам до восемнадцати лет, — говорит Константин Михайлов («Экстрим Арт»).

Кроме того, всем студиям приходится дорожить своей репутацией: очень часто появляются сезонные салоны, которые делают якобы временные татуировки. Салоны исчезают, а татуировки — нет, поскольку временных тату не бывает, — настойчиво повторяют все специалисты.

Многие мастера имеют собственные нравственные установки: например, не делают тату на нацистскую тематику или в интимных местах. Вообще, надо сказать, что у мастеров-татуировщиков существует сильный профессиональный пафос. Принципы некоторых не ограничиваются только перечисленными выше, может случиться, что мастер откажет клиенту рисовать то, что ему не понравится. Если учесть, что сегодня в целом чувствуется дефицит хороших мастеров (например, московские салоны сейчас активно приглашают талантливых художников из регионов), то надо стараться не конфликтовать с теми, кто будет работать в вашем салоне: административно-командный тон мастера все равно не поймут, а вот внезапно от вас уйти — вполне могут.

Как-никак художники — люди искусства!

Очень древняя профессия

Страшно представить, но если человек существовал 60 тысяч лет назад, то и татуировка — тоже. Археологи, исследователи древних цивилизаций находят следы татуировок почти у всех народов мира: в древнем Египте, Японии, Китае, у аборигенов Новой Гвинеи и Филиппинских островов, у племен Австралии и Новой Зеландии, у индейцев Северной и Южной Америк, в Индии, Азии, у эскимосов и народов дальнего Севера и Сибири, и даже у славянских народов до принятия христианства. В Африке и у темнокожих народов татуировка заменялась нанесением шрамов. Распространена она была и у европейских народов — кельтов.

Татуировки носили культовый, религиозный характер, часто использовались в различных обрядах посвящения, подчеркивали красоту женщин и воинственность мужчин. Человеком, который познакомил Европу с татуировкой, считается печально известный капитан Джеймс Кук. Из одного из своих плаваний он привез «Великого Омаи», сплошь татуированного полинезийца. Сначала людей, тела которых были испещрены татуировками, показывали на ярмарках за деньги, но уже к середине XIX века татуировка стала пользоваться популярностью и даже входить в моду в аристократических кругах Европы. Однако в основном наносили татуировку моряки, горняки, литейщики и другие профессиональные сообщества, используя ее как символ братства, солидарности. А первая электрическая татуировочная машинка была изобретена в 1891 году американцем О’Рейли.

Но окончательно татуировка укрепилась в массовой европейской и американской культурах в 50-60-е годы — она была в моде среди рок-н-рольщиков и хиппи. C этого момента татуировщики стали профессиональными художниками, возникли десятки различных направлений, стилей тату. Появились музеи тату, специализированные выставки, фестивали. Сегодня почти каждый десятый житель Америки и Европы носит тату, а процедуре пирсинга подверг себя чуть ли не любой.
 
июль 2005 года