Частным детективам у нас в стране позволено не более, чем остальным смертным. По закону, весь их нехитрый инструментарий — это устные опросы граждан, изучение документов, внешний осмотр и фотосъемка объектов. Но, оказывается, и этим можно заработать.

Бизнес детективного жанра: Александр Упатов — сыщик совершенно не голливудский. Деньги бывший летчик зарабатывает не погонями и перестрелками, а при помощи ноутбука и мирных бесед.За те полные тринадцать лет, что прошли с момента принятия Закона о частной детективной и охранной деятельности в РФ, статистика вырисовывается занимательная. С охраной и безопасностью у нас в стране, если судить по цифрам, полный порядок: около 3 тысяч охранных предприятий и целая армия лицензированных секьюрити (свыше 150 тысяч!). А вот по частным детективам явная недостача: в Москве работает около 150 детективных агентств, а по остальной России редкий крупный город может похвастаться пятью-шестью сыскарями-индивидуалами. Больших детективных структур в России за это время так и не объявилось. Закон дозволяет организовывать «детективные объединения, имеющие статус юридических лиц», которые могут «открывать свои филиалы в других регионах Российской Федерации». Но и этой возможностью мало кто пользуется.

В мире существуют десятки детективных агентств, имеющих международный статус и офисы во многих регионах мира. К их услугам не стесняются прибегать правительства и воротилы Уолл-Стрита. А где же наши, отечественные Kroll’ы и Pinkerton’ы с тысячами служащих? И вообще: чем дышат сегодня российские детективы? На эту тему «Бизнес-журнал» пообщался с детективом Александром УПАТОВЫМ.

Нетипичный сыщик

Основной формат российского детективного бизнеса сегодня — это сыщик-одиночка с лицензией, зарегистрированный в качестве ПБОЮЛ. Собственно, лицензия ему нужна только для того, чтобы иметь возможность официально, за вознаграждение оказывать соответствующие услуги. Особых прав она не дает, только сплошные обязанности. И даже оружия детективам не полагается — лишь спецсредства «для отражения нападения, непосредственно угрожающего жизни и здоровью». То есть дубинка, бронежилет и газовый баллончик. Кольт под мышкой в нашей стране может быть только у частного охранника, но не у детектива.

Типичный частный сыщик сегодня — это отставной сотрудник правоохранительных органов или спецслужб. В большей или меньшей степени он тоскует по тем оперативно-розыскным возможностям, которые были у него когда-то во время государевой службы, и с большим или меньшим успехом борется с искусом применить их в своей частной практике.

В этом смысле Александр Упатов — сыщик не совсем типичный. В прошлом он не опер, а военный летчик. Занялся детективной работой после увольнения в запас семь лет назад под руководством известного детектива Станислава Архагова, ныне отошедшего от работы. Свои первые дела отрабатывал в том числе и по договору с телевизионной программой «Жди меня» (телекомпания ВИД), что до сих пор считает великолепной школой.

— Знаете, лично я чувствую себя достаточно комфортно в тех рамках, которые устанавливает для частного детектива закон. Мне хватает, — говорит Александр и даже бравирует. — У меня вообще нет ничего «шпионского». Ноутбук, ручка и голова — вот мои инструменты. А если и увидите у меня на столе какие провода, так это зарядное устройство для мобильника!

Задачки для законопослушного детектива

На провокационный вопрос вроде «Да что вы, частные детективы, вообще можете, если не будете выходить за рамки закона?» Александр загадочно улыбается. Распространяться о своих методах ему явно не хочется.

— Ну, вот случай из практики, — начинает он скрепя сердце. — Мой заказчик, предприниматель, собирается купить объект недвижимости, допустим, в Подмосковье. Вопрос о продаже решает некий административный орган. И у заказчика есть непроверенная информация, что конкурент тем временем тоже пытается приобрести этот объект и даже договаривается за взятку с кем-то из чиновников. Моя задача: узнать, с кем именно и велика ли взятка. Как тут подступиться?

— Наружка, прослушка и прочие спецмероприятия? — с ходу предполагаю я.

— Возможно, какой-нибудь отставной офицер из спецслужб пошел бы именно по такому пути. Но это незаконно, долго, да и обошлось бы заказчику в кругленькую сумму. Простой опрос, как ни странно, намного эффективнее…

— Ага, так прямо подойти и спросить: не знаете, кому тут и сколько собираются дать на лапу? Да?

— Зачем? Правильно подготовиться и создать нужную ситуацию для съема информации, — объясняет Александр. — Допустим, я встречаюсь с конкурентом заказчика при таких условиях, в которых он, прямо скажем, принимает меня не за того, кем я являюсь, а за служащего того самого административного органа. И между нами происходит быстрый диалог. «Здравствуйте! Мы как раз ваш вопрос рассматриваем. По поводу объекта», — говорю я. — «А, от Пал Палыча?» — «Да, референт. Так вот, он просил передать, что ваше дело будет решено положительно, если сумму процентов на двадцать увеличить». — «Да вы что! Больше 60 тысяч — это уже слишком!» Всё, информация о том, кто и сколько, получена исчерпывающая. Заказчик доволен.

— Так легко? А лицедействовать — законно?

— Во-первых, я же не представляюсь сотрудником правоохранительных органов. Вот это действительно запрещено законом. Во-вторых, тут ясно, что мой собеседник обознался и наговорил лишнего. С кем не бывает? Я ж в этом не виноват! А в-третьих, не так уж это и легко — подобную ситуацию для опроса создать!

— Может, в данном случае «опрос» — не совсем точное слово?

— Я считаю опросом любое получение информации с помощью беседы, если таковая происходит без применения насильственных или запрещенных законом методов. Разве я не прав?

Гонорары бизнес-разведчиков

* $100–250. Полные регистрационные данные интересующей российской компании, сведения об учредителях и руководителях. Срок исполнения — 3–5 дней.
* $500–1 000. Дополнительно: фактический адрес офиса; численность сотрудников; условия аренды помещения; проверка дебиторской задолженности; проверка директора (личные сведения, фото, место регистрации, домашний и мобильный телефоны). Срок исполнения — 7–12 дней.
* $2 000–4 500. Дополнительно: сведения о филиалах, дочерних и аффилированных предприятиях; годовой оборот и баланс; список покупателей и поставщиков; кредитная оценка; детальная проверка двух учредителей или руководителей (наличие собственности, ближайшие родственники, криминальные связи, образцы подписи и почерка, перенесенные заболевания, акции и доли в других предприятиях, воинская служба); условия договора с одним из бизнес-партнеров; образец фирменного бланка. Срок исполнения — 20–25 дней.

Детективный ассортимент

Закон жестко прописывает, какого рода услуги частный детектив может предоставлять гражданам и организациям. Перечень лаконичный — всего семь позиций. «Хиты продаж» с течением времени меняются. Когда-то была очень востребована услуга по подтверждению национальности. Человек собирался эмигрировать в Израиль и просил найти доказательства того, что он еврей. Одно время детективов активно привлекали к поискам угнанного автотранспорта. Сейчас модной становится такая «экспортная» услуга: иностранцы просят проверить российских граждан, с которыми знакомятся через Интернет с целью вступления в брак. Поиск пропавших или лиц, с которыми утеряна связь, — это вообще вечная тема. Тут детективы уже ничему не удивляются. Может поступить заказ на поиск подруги школьных дней, с которой клиент сидел за одной партой сорок лет назад, или на срочный розыск загулявшего «после вчерашнего» супруга. От клиентов романтического склада — просьба найти девушку, с которой случайно познакомился вчера в ресторане, а телефончик попросить постеснялся или позабыл. Что весьма показательно, набирает обороты такая услуга, как бизнес-разведка или, если использовать формулировку закона, «выявление некредитоспособных или ненадежных деловых партнеров». То ли деловая активность в стране действительно стремительно растет, то ли предприниматели стали больше задумываться о безопасности своего бизнеса.

У каждого детектива свой конек. В портфеле заказов Александра, например, большую часть составляют именно бизнес-разведка и поиск пропавших людей.

После разговора с Александром понимаешь: детектив — он обычный человек, только более внимательный. А детективный бизнес, собственно, строится на том, что сыщик имеет полезный навык подбирать информацию там, где остальные ее даже не подумают искать.

— Постоять в курилке интересующей вас компании, послушать, про какую «маньку» и какие дела там говорят, — это что, противозаконно? Или пройтись по парковке перед офисом компании, запомнить номера дорогих машин, которые, скорее всего, принадлежат руководству или ключевым клиентам, чтобы потом «пробить» их по базе, — разве на это санкция прокурора нужна? — делится некоторыми секретами ремесла детектив.

В том-то и заключается профессионализм сыщика: знать, где и как добыть информацию. Пусть это и разочарует некоторых заказчиков, которым хочется верить, что детектив, выполняя их щекотливое поручение, мокнет под дождем, терпит стужу и голод и идет по следу, высматривая, вынюхивая, выслушивая…

— Могу признаться, что служба моя на 80 процентов — кабинетная. Работаю с разными источниками информации, звоню по телефону, проверяю по базам данных. Ну и что? Зарубежные детективы не стесняются говорить, что на полную катушку используют Интернет. Правда, перебирают информацию в Мировой паутине они не «ручками», а с помощью частого «сита» — специальных программных средств, позволяющих устанавливать цепочки событий и связь разрозненных фактов.
 
Источник: журнал "Бизнес-журнал" №6 от 29 Марта 2005 года